Своя игра: Демчишин против ДТЭК, уголь и генерация
Политикаpolitica-ua.com04 апреля 2015

Своя игра: Демчишин против ДТЭК, уголь и генерация

Украина стала свидетелем второй публичной стычки министра энергетики и угольной промышленности Владимира Демчишина с руководством компании ДТЭК. Министр обвинил компанию в монополизме и саботаже закупки отечественного угля, а ДТЭК министра – в целенаправленном уничтожении украинской генерации и лоббировании импорта электроэнергии из России. И все это на фоне шахтерских протестов, информации о катастрофически малых запасах угля на ТЭС и предпосылках для срыва следующего отопительного сезона. Объективной можно назвать одну проблему – срыв отопительного сезона 2015-2016 годов. Согласно всем технологическим нормам, уже в марте должно начинаться накопление угля на складах ТЭС на следующий сезон. А у нас нет запасов даже для текущего обеспечения выработки электроэнергии. В апрель Украина вошла с запасами в 786 000 тонн на складах всех 14 ТЭС Украины – кто-то 10 дней продержится, а кто-то 2 дня. Весь прошедший сезон генерация работала «с колес», и продолжает в таком же режиме. И заявление профильного министра о том, что это – нормальная ситуация, ничего страшного, и наша генерация привыкла так работать, мягко говоря, неправда. Это форс-мажорные случаи. 1 апреля Владимир Демчишин в министерстве заявил журналистам, что больше отключений электроэнергии не будет. Что запасы угля к октябрю на станциях составят 2,5-3 млн тонн, из них 1,5 млн тонн – газовый уголь и 1 млн тонн – антрацит, а с монополизмом ДТЭК предстоит бороться увеличением импорта электроэнергии из России. В то же время в двух кварталах от Минтопэнерго, в офисе «Киевэнерго», сидели непосредственные игроки отрасли, и риторика у них была совсем другая. На круглом столе под эгидой Всеукраинской энергетической ассамблеи представители генерации, угольщики и НКРЭКУ решали вопросы: где взять деньги на покупку угля, как его вывезти с оккупированных территорий, и какой вообще должна быть цена на отечественный уголь и тариф для тепловой генерации. Каждый из участников видел только свою сторону проблемы. Проблемы логистики В Украине из 14 ТЭС половина работает на углях газовой группы, вторая – на углях антрацитовой группы. Первый добывается на территории Украины, а 99% второго – на оккупированных территориях страны. Заменить антрацит газовым углем просто так нельзя. Поэтому антрацит Украина может либо импортировать, либо вывозить с оккупированной территории. За 7 месяцев полной оккупации восточных регионов Донбасса наладить полноценные поставки так и не удалось. Поэтому заявление министра, что в апреле с оккупированной территории будет вывезено 500 000 тонн антрацита, у участников рынка вызвало недоумение. Крупнейший потребитель антрацита ДТЭК для своих станций – Луганской, Криворожской и Приднепровской – с августа 2014-го по апрель 2015-го смог вывезти всего 600 000 тонн. Хотя на складах шахт в Ровеньках и Свердловске лежит порядка 2,5 млн тонн. За этот же период компания импортировала 2 млн тонн. Маршруты вывоза угля ограничены, сообщает пресс-служба ДТЭК. Через крупнейшую узловую станцию Дебальцево вывозить этот уголь сейчас невозможно. До середины января антрацит из Ровенек и Свердловска вывозился на ДТЭК Криворожскую ТЭС и ДТЭК Приднепровскую ТЭС, которые находятся в Днепропетровской области, через Родаково – Сентяновку – Шипилово – Красный Лиман. Однако за последние 2 месяца участок пути Сентяновка – Шипилово был взорван 4 раза, дважды повреждался мост, вагоны сходили с рельс, и по этому направлению уголь c начала февраля не вывозился, отмечено в заявлении пресс-службы ДТЭК. Также в компании сообщают, что отгрузка угля на ДТЭК Луганскую ТЭС осуществляется транзитом по территории РФ через п/п Красная Могила – Гуково. Возить уголь по такому маршруту приходится, потому что прямое сообщение от Ровенек и Свердловска до ДТЭК Луганской ТЭС (расстояние порядка 120 км) повреждено в ходе боевых действий. Транзитный маршрут составляет свыше 800 км, что в 10 раз увеличивает транспортные издержки. «В среднем в сутки мы сможем вывозить 5-6 тыс. тонн со всех наших объединений. Соответственно, около 150-180 тыс. – это тот максимальный объем, который мы сможем вывезти в месяц», – заявил Максим Тимченко, генеральный директор ДТЭК, оценивая возможности компании в апреле. У компании «Донбассэнерго» проблем с логистикой меньше. Ее Старобешевская ТЭС находится на оккупированной территории и получает антрацит из соседних шахт – «Ждановской» и объединения «Макеевуголь». Недавно запущенная Славянская ТЭС находится недалеко от линии разграничения и пока углем обеспечена. Но у «Донбассэнерго» нет денег на закупку этого угля, потому что все платежи с энергорынка ей заблокированы. Государственная компания «Центрэнерго», пожалуй, в самом тяжелом положении – у них ни логистики по завозу угля нет, ни денег на его закупку. Оптовый тариф на электроэнергию для тепловой генерации не покрывает расходов на ее производство. Уж слишком подорожал уголь. Ускользающий тариф Прошедший отопительный сезон для всех генерирующих компаний оказался провальным. Все антрацитовые блоки сработали в минус, учитывая огромный импорт антрацита на фоне девальвации гривны. Газовые блоки работали с повышенной нагрузкой, в результате чего получили повышенный износ оборудования и непредвиденные ремонты. Повысилась стоимость доставки топлива. ДТЭК заявила, что в марте себестоимость производства электроэнергии для них в среднем составила 99,7 копейки за 1 кВт-ч. Министр Демчишин утверждает: «По оценкам министерства, себестоимость угля для ДТЭК составляет 800-900 гривен за тонну при заложенных в баланс 1100 гривен за тонну, что при существующей загрузке их блоков выводит на себестоимость киловатта в 70-75 копеек, а с учетом выработки ежемесячно 4 млн кВт-ч дает достаточную суммарную экономику для компании». При этом НКРЭ устанавливала свои тарифы: в декабре – 85 коп./кВт-ч, в январе – 82 коп./кВт-ч, в феврале – 69 коп./кВт-ч, в марте – 80 коп./кВт-ч, в апреле – 82 коп./кВт-ч. «Специфика этого года такова, что не стало антрацита, мы покупали его и в России, и в ЮАР. Была высокая дифференциация цен: был уголь и по 1600 гривен за тонну, и 1700 гривен, а был и по 850 гривен. На антрацитовых станциях мы потеряли в прибыльности и доходности. Мы понимаем, что при цене 1500 гривен за тонну уровень необходимого тарифа – 1,13-1,15 гривны за кВт-ч. Также важную роль играет логистика», – подчеркивает Елена Волошина, заместитель генерального директора ПАО «Центрэнерго». ДТЭК при той же стоимости угля заявляет, что тариф должен быть 1,2 гривны за 1 кВт-ч. В НКРЭКУ готовы идти навстречу, но комиссия хочет быть уверена, что повышение тарифа соответствует критерию использования этих средств. «Мы хотим видеть источники поставок угля: какой будет импортный, какой – отечественный. Сейчас нет четкого решения, какой будет балансная цена на уголь, потому что членам комиссии непонятно, почему в прошлом сезоне цена была 850 гривен, а сейчас декларируют уже по 1500-2000 гривен, и это на отечественный уголь, – объясняет Владимир Евдокимов, член НКРЭКУ, позицию комиссии по тарифам. –Следующее – график поставок. Какими будут гарантии поставок для выполнения текущих балансов, какие будут поставлены цены на накопление угля на следующий год? Комиссия не может поднимать тарифы просто так, потому что это влияет на население». Ремарка Евдокимова прозвучала 1 апреля, а 2 апреля Максим Тимченко заявил, что еще 30 марта была достигнута предварительная договоренность о том, что министерство рекомендует НКРЭКУ тариф на тепловую генерацию в размере 1,12 грн/кВт-ч. «Я еще раз обращаюсь, уже публично, к министерству, национальному регулятору [с просьбой] реализовать протокол, который два дня назад стал результатом трехнедельных переговоров между всеми игроками тепловой генерации – «Центрэнерго», «Донбассэнерго», ДТЭК и министерством. В котором составлен подробный баланс, и там написано, что во ІІ квартале средняя обоснованная цена на электроэнергию должна быть 1,12 грн/кВт-ч для тепловой генерации», – сказал Тимченко. Кроме того, ДТЭК призвал Минэнерго и НКРЭКУ представить план выработки электроэнергии, чтобы все видели, сколько, кто и по какой цене производит. Прозрачный баланс Публичный план по производству электроэнергии – прагматичное решение. Вряд ли им будет сильно интересоваться население, но специалисты смогут аргументировано предъявлять претензии к производителям: сколько должен был произвести? Почему не смог, чем можем подстраховать? Сегодня министерство прикрывается импортом электроэнергии из России. Причем его методично продляют из месяца в месяц. Больше всего тепловиков, а с ними и угольщиков, возмущает тот факт, что электроэнергию из России мы покупаем дороже, чем платим по тарифу своей теплогенерации. Именно этот контракт угольщики публично называют главным виновником ситуации, сложившейся в отрасли сейчас. Десятки тысяч шахтеров на востоке и западе страны, на подконтрольной Украине территории, сидят без зарплаты. При этом, по словам Михаила Волынца, главы Независимого профсоюза угольщиков, ежемесячно Украина отдает России 430 млн гривен. А за это же время долги по зарплате шахтерам растут на 350 млн гривен. Министерство обвиняло ДТЭК в том, что она не платит за уголь с государственных шахт. В феврале компания перечислила ГП «Уголь Украины» более 200 млн гривен, но их странным образом направили в проблемный банк «Киевская Русь», где они и зависли. 2 апреля на заседании профсоюзных лидеров из шахтерских регионов делегаты потребовали от министра подать в отставку. Демчишин в очередной раз пообещал выплатить шахтерам долги, причем для этого придется брать кредиты под госгарантии. А также в ближайшее время ликвидировать ГП «Уголь Украины». Шахтеры предупредили, что созывают всеукраинский съезд на середину апреля, куда хотят пригласить президента, премьера и министра энергетики и угольной промышленности, и высказать все, что думают об управлении угольной отраслью и тепловой генерацией. Forbes очень надеется, что на этом съезде будут названы не только те проблемы, которые активно озвучиваются на публичных мероприятиях, но и те, о которых все стороны конфликта не желают говорить вслух. А пока что Forbes выслушал и собрал взаимные претензии представителей этих секторов, правда, анонимно. Круговая порука Угольная отрасль Украины держится за счет «социальной поддержки региона». В результате мы имеем сектор, который живет по принципу: «у меня есть доходный бизнес – убыточная шахта». Госбюджет оплачивал коррупцию, и сегодня ничего не поменялось. Все директора на госшахтах остались на своих местах с «родными» фирмами и фирмочками. Остались «смотрящие» в регионах и в киевских кабинетах. Схема по отмывке госсредств никуда не делась – закупки оборудования и комплектующих идут через те же прокладки. Чтобы у твоей шахты купили уголь, надо заплатить чиновнику в Киеве, и только тогда он внесет ее в баланс. Сегодня в связи с девальвацией гривны стало возможным повышать цены на уголь, а соответственно – увеличивать суммы откатов. За попытку сменить директора шахтерам и их родным на местах все так же грозит физическое уничтожение. В свое время был похищен сын Михаила Волынца, парень чудом остался жив. Шахтеры хотят, чтобы эти проблемы решили в Киеве, но как – не знают. В то же время к системной коррупции добавилась «АТОшная». Чтобы вывезти уголь с оккупированной территории, надо не только заплатить террористам, но теперь еще и заплатить военным и пограничникам на блок-постах с одной и с другой стороны. Крупные компании с крупными партиями угля, где речь идет о сотнях миллионов гривен, решают эти проблемы. Вывезти небольшие партии в 1-3 тыс. тонн потребители не могут – экономика взяток не позволяет. Кроме того, фискальные органы на местах и в Киеве не выдают налоговые накладные без объяснений. Вот эти проблемы заставили энергетиков искать страховочный вариант, которым стал контракт на экспорт из России. Увы, ряд чиновников и политиков не доверяли ДТЭК, что в критический момент она не остановит полностью свои ТЭС, мотивируя невозможностью вывоза угля. Или что она не будет ставить палки в колеса для вывоза угля другими компаниями. «Центрэнерго» так и не смогла наладить поставки. В критическом декабре-2014, когда были аварийные отключения по всей Украине, блоки на газовых углях ТЭС ДТЭКа стояли в ремонте в полтора раза чаще, чем в предыдущие годы. Таковы данные НЭК «Укрэнерго». Министру уже пора честно рассказать предысторию появления контракта с Россией. А может, и президенту. Скорее всего, он в большей мере политический – Россия настояла на его подписании в обмен на не отключение Крыма. Поэтому и электроэнергия идет по низкой цене, 80 копеек за 1 кВт-ч – это прямые поставки с третьего блока Ростовской АЭС. Рыночная цена электроэнергии в России несколько выше. Но министру также придется объяснить, почему идет тотальная смена руководителей в НЭК «Укрэнерго», даже в регионах. Уже была информация, что главного оператора энергосистемы Украины отдали на откуп российскому бизнесмену Константину Григоришину. Что такое системный оператор? Это он регулирует поставки электроэнергии с той или иной станции, устанавливает объемы и графики. А если на местах сидят люди, не подконтрольные Украине? Как может быть уверена та же ДТЭК или другие генкомпании, что все их станции будут работать в экономически обоснованном режиме, а не отключаться от сети, чтобы обеспечить российский импорт? В феврале, когда руководство «Селидовуголь» обратилось на Углегорскую ТЭС, работающую на газовых углях, с просьбой взять у них со складов уголь и запустить свой третий блок, директор ответил: «А кто у меня возьмет эту энергию? Меня нет в балансе». Это только часть теневых проблем, существующих в отрасли. Представители всех секторов должны собраться и выработать общую открытую и понятную концепцию работы. Пусть не на съезде, а за плотно закрытыми дверьми. А мы их решение увидим по реакции рынка. Автор материала: Инна Коваль.

Написать комментарий