Оксана Марченко: "Ко мне домой приехал Бородянский и сказал, что из "Х-фактора" я должна уйти"
Шоу-бизнес23 июня 2020

Оксана Марченко: "Ко мне домой приехал Бородянский и сказал, что из "Х-фактора" я должна уйти"

Известная телеведущая Оксана Марченко, супруга украинского политика и нардепа Виктора Медведчука, в последние недели вновь оказалась в топе новостей. Как выяснилось, ей принадлежит пакет акций одного из крупнейших телеканалов страны 1+1.

"Страна" узнала у Оксаны, что она собирается делать с пакетом акций и намерена ли участвовать в управлении телеканалом. Также она рассказала о своем знакомстве с Зеленским, о том, кто ее вынудил покинуть шоу "Х-фактор" и "Україна має талант" на СТБ, с какой целью топ-менеджеры 1+1 активно звали ее на шоу "Танцы со звездами" и почему она выбрала крестным своей дочери Владимира Путина.

— Недавно стало известно, что вы владеете 8,22% акций телеканала 1+1 и 8,17% акций телеканала ТЕТ. Каким образом как акционер вы влияете на управление каналов?  Что, по вашему мнению, как акционера, в этих каналах нужно было бы поменять?

— Многое нужно менять, в первую очередь — менеджмент. Прежнее и нынешнее руководство несостоятельны, так как не отражают интересов украинского общества, а искажают их через призму взглядов главного собственника. Но для того, чтобы проводить такие изменения, нужно обладать контрольным пакетом акций. 

— То есть вы планируете расширять свою долю акций? 

— Я этого не исключаю, все может быть.

— Основным владельцем этих каналов является Игорь Коломойский. Общаетесь ли с ним?

— Я с Коломойским знакома, разумеется, но не общаюсь. Мы виделись много лет назад. Никаких отношений не поддерживаем, их и не было никогда.

— Вы смотрите эти каналы? 

— Редко, потому что редакционная политика канала построена на противопоставлении одной части Украины – другой. Навязывается идентичность  по взглядам, близким только части граждан нашей страны. А этого категорически нельзя делать в государстве, где люди ходят в разные церкви, разговаривают на разных языках,  чтут разных героев.

— Ваш супруг заявлял, что бизнесом, которым вы официально владеете, фактически управляет он. И такая схема вызвана наложенными на него санкциями. Расскажите, как построено управление бизнесом, которым вы владеете? 

— Да, мой супруг действительно управлял бизнесом до того момента, как стал народным депутатом. Сейчас бизнесом управляют менеджеры компаний. Моя функция — надзорная. 

— Знакомы ли вы лично с Владимиром Зеленским? 

— Конечно, много лет. Как–то он был у нас дома. Это был скорее деловой визит, Зеленский приезжал к нам с “Кварталом 95”, мы обсуждали возможное сотрудничество. Бывало, пересекались на мероприятиях, где он был ведущим. Если помните, мы были одновременно номинированы в 2011 году на премию “Телетриумф” как ведущие развлекательных программ: Владимир Зеленский, Маша Ефросинина и Оксана Марченко. Победила, кстати, я. Собственно, вот и все наше знакомство. 

— Какие отношения у вас были до избрания его президентом и какие сейчас? 

— Общались мы так, как общаются коллеги в телевизионном мире. А когда он уже стал президентом, наши пути не пересекались.

— Как вы относитесь к его деятельности как президента?

— Неудовлетворительно. Он должен был сделать больше. Собственно, я и не голосовала за него — у меня были большие сомнения в его компетентности на этом посту.  

— Вы не голосовали за Зеленского ни в первом, ни во втором туре выборов президента?

— Разумеется, нет.

— А за кого, если не секрет?

— В первом туре поддержала Юрия Бойко, а во втором вообще не голосовала. Для меня был уже очевиден результат. Ни Зеленский, ни Порошенко на посту президента меня как гражданина не устраивали. 

Оксана Марченко и Владимир Зеленский на премии "Телетриумф" в 2011 году

— Вы говорите, Зеленский должен был сделать больше на посту президента. Что вы имеете в виду?

— Мир. Это первое и ключевое. Когда случаются аварии, человек может погибнуть не от травм, а от кровотечения. Боевые действия — это то кровотечение в Украине, которое срочно нужно остановить. А уже потом можно восстанавливать организм, то есть экономику. Уровень жизни людей нужно повышать. Нельзя, чтобы старики жили в угрозе умереть от голода. Украинцы не заслуживают такой судьбы. 

— Как вы расцениваете войну, которая сегодня происходит на территории Украины?

— Я как историк, изучала в свое время прекрасный предмет — историографию (предмет, изучающих саму историческую науку - Ред.). Так вот, концепции исторических школ по одному и тому же вопросу довольно часто были противоположными. Для установления исторической справедливости нужен беспристрастный анализ. Надеюсь, его сделают наши потомки, потому что сегодня невозможно быть объективным, мы не обладаем всей полнотой информации. Кто первый начал? Зачем? Поэтому, какая сейчас разница, как называть то, что происходит на востоке Украины, если гибнут люди, если украинцы не вместе? Люди разделены, семьи разделены, и продолжаются боевые действия. Какая разница, с какой стороны стреляют? Если разрушаются дома? Страдают граждане Украины с обеих сторон линии соприкосновения.

— Вы считаете, что в Украине — гражданская война? 

— Знаете, я не политик, я — мама, дочь, сестра. Я женщина. Православная христианка. Для меня нет плохих — я люблю всех людей. И с этой точки зрения я люблю и одних, и других. Мое сердце разрывается. Я хочу мира для всех. Мир любой ценой. Надо со всех сторон политикам укротить свои амбиции и начать переговоры. Минские соглашения — единственное, что признано в мире как возможность остановить кровопролитие и снова воссоединить нашу страну. Нам нужно подвести черту и сесть договариваться, чтобы вернуть мир и привести экономику в порядок. Мы же в этом смысле не уникальные — сколько военных конфликтов происходило и происходит во всем мире? Уже не существовало бы никаких государств, если бы люди не умели договариваться друг с другом. Почему же нам не хватает мудрости оставить обиды, простить друг друга и идти дальше? Мы же не планета обезьян, мы люди, здравомыслящие и добрые, я надеюсь. 

— Давайте поговорим о вашей работе на телевидении. Почему вы ушли с телеканала "СТБ"? 

— А кто вам сказал, что я ушла? "Х-Фактор", “Україна має талант” — проекты, которым я отдала лучшее время своей жизни? 13 сезонов! Тогда у этих шоу были самые крутые рейтинги, которые больше никому и не снились. Неужели вы думаете, что я по своему желанию ушла бы? 

Оксана Марченко на шоу "Х-Фактор"

— То есть вас уволили? 

— Однажды ко мне домой приехал Владимир Бородянский, который тогда был руководителем холдинга StarLightMedia, и предложил мне уволиться по собственному желанию. Он приводил много аргументов, но в целом все сводилось к тому, что я стала неугодной. Они хотели избавиться от меня любой ценой. 

— Связано ли это с политической деятельностью вашего супруга? 

— Разумеется, это все из-за Виктора (Медведчука — Ред.). Как и в случае с проектом "Танцы со звездами", это была дискриминация меня, как жены, из–за политической позиции и взглядов мужа. Собственники холдинга сыграли в этом не последнюю роль. Эти события пришлись как раз на то время, когда в Украине усилился разгул национал-радикалов, нагнеталась ненависть к так называемым  “врагам народа”, в нашем лице,  да и диванные тролли создавали соответствующий фон в соцсетях. И собственники холдинга решили, что проще принести меня в жертву, чем оправдываться. То же самое, что происходило на “Танцах” (со звездами — Ред.). И там, и там собственники каналов за счет меня решали свои вопросы по дискредитации моего мужа. Я хотела бы написать это большими буквами, жирным шрифтом, чтобы до всех этих деятелей  наконец дошло: Виктор — патриот Украины. И я всегда буду его поддерживать, сколько бы грязи на нас не выливалось. 

— Так почему все-таки вас попросили покинуть СТБ?

— Потому что там я несла добрый, положительный фон для нашей семьи. Я всем помогала, всех поддерживала. Семья  финансово участвовали в жизни многих конкурсантов “Україна має талант”  и Х-фактора, просто мы этого никогда не афишировали. А создавать положительный имидж жене Медведчука вообще не входило ни в чьи планы, тем более сторонников Сороса (Джордж Сорос, американский финансист, инвестор — Ред.). И когда возникла такая ситуация, то никакие мои заслуги перед телеканалом уже не работали. Так что я не ушла с “СТБ” — меня "ушли". Но они не хотели, чтобы все так выглядело. Они давили на меня, давили, и в итоге я не стала сопротивляться — написала заявление на увольнение. Не буду скрывать, что тяжело переживала это предательство с их стороны. 

— Вы сейчас смотрите Х-Фактор? Что думаете о том, как изменилась передача?  

— Не смотрю. Иногда попадаю на отдельные выступления участников в YouTube, просто слежу за талантливыми ребятами. Даже не знаю, идет ли ещё такое шоу. 

Оксана Марченко на проекте "Танцы со звездами"

— Кто и как вас пригласил на проект “Танцы со звездами”? Общались ли вы по этому поводу с топ-менеджментом телеканала или же с Коломойским? 

— Это интересная тема. “Танцы со звездами” начались в моей жизни за два года до собственно моего участия в  “Танцах со звездами”. Были десятки  звонков от менеджера канала Владимира Завадюка (руководитель направления Big Entertainment Shows 1+1 media — Ред.), а также Александр Ткаченко (тогда — генеральный директор 1+1 media, сейчас министр культуры — Ред.) обсуждал мое участие в проекте.

— А собеседование у Коломойского проходили?

— Нет. Уговаривал меня непосредственно Владимир Завадюк, креативный продюсер проекта. Он, так сказать, брал меня измором, в память о нашей совместной работе на “Україна має талант”. Он там был журналистом.

— Он два года уговаривал вас принять участие в “Танцах”?

— Да. Это были не только звонки, а и встречи. Завадюк даже встречался с моим мужем, Виктором, чтобы он повлиял на меня. Но муж был изначально категорически против.

— Почему?

— Не потому что не верил в меня. Он понимал, что ничем хорошим это не закончится. Он хорошо знал, что представляли из себя Коломойский и Ткаченко, и постоянно говорил мне об этом. 

— Почему в итоге вы все же согласились участвовать в этом проекте? 

— Скажу откровенно: захотелось навести шороху в этом болоте. Долгие годы наша семья пребывает под постоянным прессингом, троллингом, буллингом, хейтом — я даже не знаю, как это назвать. В определенный момент ты начинаешь просто иронизировать над этим. Наверное, мне хотелось выйти на паркет, чтобы все эти люди, которые и до этого ненавидели нас, могли делать это открыто и честно. Зачем шептаться за спинами? Вот она я. Смотрите. Мы — честная семья, которая всю жизнь живет в Украине, платит налоги, никогда никого не обманывала. Мы патриоты до мозга костей. Все наше будущее мы связываем только с Украиной. За что вы нас ненавидите? Давайте, смотрите, можете плевать в меня! Примерной таким был мой посыл, и тогда Виктор меня поддержал.

— То есть, соглашаясь на участие в проекте, вы знали, что поднимется волна хейта, но все равно решили участвовать?

— Конечно. Я же не живу в иллюзиях. Понимала сразу, что будет жесткий эмоциональный прессинг. И действительно был большой скандал, когда объявили о моем участии в шоу. Я – ликовала. Вот теперь я увидела, кто есть кто. 

— Вы имеете в виде кого-то конкретного?

— Четко помню момент, когда менеджмент канала узнал, что возле музея, где проходила презентация нового сезона, собирается акция протеста национал–радикалов  против меня. Сначала организаторы предложили мне не приходить на презентацию, Я отказалась. Тогда мне предложили пройти через служебный вход. Я снова отказалась. Они пытались меня не пустить, чтобы избежать негатива для них самих. Но для меня было важным пройти через эту толпу, по этому “коридору позора”, потому что позором были те люди, которые стояли и троллили меня. За что? Все это сделало меня сильнее. Глупый героизм, конечно…

— Героизм — это вы о чем?

— Я же получила травму еще перед началом шоу, и дальше танцевала на обезболивающих. Но теперь я знаю, что я могу вообще все, мне все по плечу. Я никогда не боялась никакого труда. Более того, я скоро размещу фильм о моем участии в "Танцах", где расскажу всю подноготную этого проекта. Ведь это очень сложный труд, и понятно, что за полгода никто не может научиться танцевать, как профессионал. Но это шоу — не про танцы. Это шоу о людях, которые выходят из зоны комфорта. Я тренировалась по шесть часов в день полгода до проекта. 

— Все участники начинают подготовку так заранее до публичного начала шоу?

— Нет, это была моя инициатива. Я сама  спортивный человек, тренируюсь по пять раз в неделю с тренером. А специально для танцев дополнительно брала уроки у педагогов — танцоров. Я же никогда до этого не занималась танцами. Танцевальные шаги — это не анатомическая история, эти движения не естественны для тела в обычной жизни. В той же румбе или ча-ча-ча появляется такое ощущение, что у тебя колени выворачиваются наизнанку. Это другая пластика тела. Тут не вопрос, "буратино" я или не "буратино" — все мы "буратины", кто не занимается бальными танцами профессионально. По идее  нагрузку и сложность танцев нужно было  увеличивать постепенно, чтобы сразу, скажем так, "не убивать" ноги. Но мне попадались сложные танцы. Я вышла на пик своей формы только к контемпорари, но посчитала нужным уйти. 

— Ваш уход действительно был связан с травмой, или первопричиной была та самая волна хейта?

— Нет, я бы продолжала работать несмотря на информационный негатив. Но танцы усложнялись, а два перелома на ребрах плохо срастались. Я получила травму еще до первого эфира, как я говорила ранее, когда мы репетировали сложную поддержку. Но танцевала на обезболивающих все эти семь недель. Перед тренировками ездила к доктору, который обкалывал мне спину. Это было очень тяжело. Врач сказал, что я рискую на месте переломов получить проблемы со здоровьем, так что это было скорее медицинское решение.

— Вы не жалеете о том, что решились на участие в проекте? Ведь репутационно он оказался для вас, мягко скажем, непростым.

— Я много сил отдала “Танцам”, но не жалею. Это замечательный опыт, который лично меня обогатил. Но когда я очутилась внутри “Танцев”, поняла, что это был абсолютно циничный, подлый и коварный план господина Ткаченко, Владимира Завадюка, главного судьи проекта Влада Ямы и, разумеется, собственника канала, господина Коломойского.

— В чем заключался этот, как вы говорите, коварный план?

— В дискредитации меня, а через меня — семьи. Что толку травить одного Медведчука, обвиняя его во всех смертных грехах и демонизируя его на ровном месте, если у него такая хорошая жена, которую любят и знают миллионы, которая помогает людям? А давайте-ка мы из нее тоже сделаем чучело, заклеймим ее позором и будем травить их вместе? Это была чистая провокация.

— Она удалась?

— Это уже совершенно другая история. Мир не без добрых людей. Один из моих поклонников, который был возмущен отношением ко мне со стороны судей проекта и канала, показал мне телефонные переписки между Коломойским и Ткаченко, между Ткаченко – Завадюком и Владом Ямой, из которых следует (если это действительно имело место), что это была спланированная провокация. По их плану, я не должна была дойти даже до 7 тура. Этому должны были воспрепятствовать судьи, но им все время мешали зрители, голосовавшие за меня. Тогда они увидели, что у них ничего не получается, и стали менять правила голосования (и не единожды) прямо в процессе проведения шоу. Это было верхом цинизма... Но нет ничего тайного, что не стало бы явным. И как писал Булгаков в "Мастере и Маргарите": "Аннушка уже разлила масло". После всего, с чем мне пришлось столкнутся на этом канале, муж говорит, что стал ощущать легкий шелест крыльев за моей спиной. Скажу одно: я ни на кого не держу зла. Но ведь граф Монте Кристо тоже ни на кого не держал зла. Рано или поздно все тайное становится явным. Жизнь на самом деле очень справедливая штука. 

Оксана Марченко и Виктор Медведчук

— Как к этой ситуации и вообще к участию в проекте относился ваш супруг и дети?

— Моя семья — не просто мой тыл: это и тихая гавань и, если надо, самые сильные космические войска. Мы все обсуждаем до момента принятия решения. Но если решение уже принято, мы все как один кулак. Меня поддерживала семья, и это давало силы. Мои дети и родители приезжали на эфиры, за кулисы, чтобы поддержать меня. Муж понимал, что мне нужно только есть и спать, потому что я приходила домой и валилась с ног. Все мои обязанности по дому, семье и детям он взвалил на себя, и я ему очень благодарна. Этот опыт нас еще больше сплотил. 

А что касается травли, так это же не сейчас началось. Мы очень философски к этому относимся. Я как человек верующий расцениваю любую ненависть и критику как ступени, по которым я поднимаюсь вверх.  Если ты не уподобляешься тем, кто направляет на тебя свою отрицательную энергию, ты растешь над собой. Только за детей переживаю. Им еще только предстоит научиться быть сильными. 

Помню, когда дочка была еще маленькая, а у нас в стране начался “демократический беспредел”, она плакала и спрашивала: “Мама, почему вас  так сильно ненавидят, почему хотят убить?” Я говорила, что они так шутят, это такая игра. Но когда она подросла, это было сложнее объяснять игрой. Где-то остались эти рубцы на сердце у моих детей. Мы всегда им говорили: мы не защитим вас от этого жестокого мира, но можем научить вас быть сильными. Главное — быть честным, порядочным человеком, любить людей и не отвечать злом на зло. В этом наше могущество — мы никогда не опустимся до “зуб за зуб” или “око за око”. 

— После ухода с СТБ и из шоу “Танцев со звездами” массовый зритель давно вас не видел. Чем вы занимаетесь с тех пор? Планируете ли новое шоу?

— Жизнь после аплодисментов только начинается. Причем жизнь честная. Освободившееся после ухода с телевидения время я посвящаю помощи людям: создала свой благотворительный фонд. Хотя наша семья и так более 20 лет занималась благотворительностью. Чужой беды для нас не бывает. Это колоссальная работа и я черпаю в этом вдохновение. Тысячи операций, десятки спасенных жизней… Не буду все перечислять. Бог видит, что я делаю. Но хочу делать еще больше. А сейчас, столкнувшись с эпидемией коронавируса, я поняла, что у нас в стране все не просто плохо, а катастрофически плохо.

— Что вы имеете в виду?

— На горячую линию моего благотворительного фонда за время карантина поступили десятки тысяч звонков — не просто криков, а воплей о помощи. Я даже хотела для наших волонтёров пригласить психолога, потому что ребятам было невыносимо днями слушать о боли, горечи, обиде и безысходности. К нам обращались лежачие больные, инвалиды, у которых нет средств к существованию, которые даже не могут подняться, чтобы купить себе еды. Они брошены, понимаете? А пенсионеры, считающие копейки? Люди просили просто привезти им покушать. Есть вещи, которые за гранью добра и зла. За время карантина мы развели по Украине более 40 тысяч продуктовых наборов, а это более 350 тонн продуктов. С марта до середины июня наша семья выделила на благотворительные цели более 35 млн гривень. Но это же капля в море. А чего стоят сотни писем от руководителей больниц,  медицинских, детских учреждений, где в каждом письме: “Оксана, помогите,  привезите лекарств, технику, средства защиты для врачей, молитва и святая вода уже не помогают”... Это называется отчаяние.

— Как вы сами провели карантин? Придерживались ли самоизоляции?

— Да, мы законопослушные граждане, были дома, соблюдали карантин, и продолжаем его соблюдать в общественных местах. 

— Чем занимаются ваши дети? Сколько им лет? Хотят ли они пойти по вашим стопам и делать карьеру на телевидении? Или по стопам отца и стать политиками?

— Старший сын, Богдан, заканчивает университет в Париже, изучает бизнес, ему скоро будет 23 года. Дашеньке 16, она учится в Киеве. Она пока не решила насчет профессии.  Они замечательные ребята, очень порядочные, мы ими гордимся. Мы не довлеем над их выбором. Обсуждаем разные варианты, но они сами будут принимать решение. Важно уметь детей отпускать любя. 

Оксана Марченко и Виктор Медведчук с дочерью Дарьей. Фото: Facebook Виктора Медведчука

— Вашу дочь Дарью крестил президент России, Владимир Путин. Кто был инициатором этого шага? 

— Инициатором была я. Попросила мужа обратиться с просьбой к Владимиру Владимировичу, чтобы он покрестил нашу дочь. 

— Почему выбрали именно его?

— Это личная духовная история, о которой, возможно, я когда-нибудь расскажу. Что же до крестного, то давайте сразу разделим Путина — как президента Российской Федерации, и Путина — как православного человека, крестившего нашу дочь. Только в контексте православного человека я хочу о нем говорить. Поэтому я его и выбрала.

— Поддерживаете ли вы сейчас общение с Владимиром Путиным? Как часто он общается со своей крестницей? 

— Он замечательный крестный, который регулярно общается с крестницей. Поздравляет ее с днями рождения. Если когда-либо она посчитает нужным что-то рассказать об этом общении, она это сделает. А мы, естественно, общаемся с Владимиром Владимировичем, поддерживаем отношения. Более того — если бы у меня был еще один ребенок, я снова попросила бы стать крестным именно его.

— Крестная вашей дочери — Светлана Медведева, супруга третьего президента РФ Дмитрия Медведева. Поддерживаете отношения? 

— Да, безусловно, и со Светланой, и с Дмитрием Анатольевичем. Это глубоко верующие православные люди, таких очень мало.  Крестная принимает активное участие в духовном становлении Даши, что для меня очень важно. Это и совместные церковные службы, и духовная литература, и милосердие, благотворительность, причащение вместе с крестной. Как я могу не радоваться, когда моей дочери уделяют такое внимание? Это же чудесно. 

— Вы не скучаете по телевидению? Не думали ли вести свой проект в YouTube— сейчас многие бывшие телеведущие это делают?

— Я не привыкла говорить о себе в прошедшем времени. Я не могу быть бывшей. Могу быть только будущей. Все впереди. А что касается площадок для общения с аудиторией, у меня есть прекрасный профиль в Instagram — считаю, это очень честная штука. Там я отвечаю на вопросы своих подписчиков, поднимаю темы, которые им интересны. Все тролли у меня сидят тихонько либо идут в бан. В моем Instagram демократии как похабной вседозволенности нет: там порядочность правит бал, поэтому чертям там места нет. Параллельно работает и YouTube-канал, где я регулярно публикую свои старые и новые работы, но сидеть и что-то там вещать каждый день я не хочу. Что же до будущего, то никто не знает, что Господь готовит для каждого из нас. Но как я уже сказала, после аплодисментов жизнь только начинается. 

— Сейчас многие телеведущие, журналисты, артисты идут в политику. Не посещали ли вас мысли о политической карьере? Обсуждали ли вы этот вопрос с супругом? 

— Политикой должны заниматься профессионально подготовленные люди. Как раз сегодня мы видим, что может случиться со страной, когда в политику приходят дилетанты. Я же хочу оставаться лучшей женой для своего мужа, которая будет рядом и в радости, и в горести. Можно сказать, что я в политике вместе с ним. Он — там, а значит, я всегда буду рядом с ним "шуршать своими крыльями".

Анастасия Товт

9 комментариев

Написать комментарий
  • Дорожитель разумностью
    23 июня 2020
    ПОЗОРИЩЕ в НК... отчего так? ... Участники НК пред нами: боязнь правдивости... удаляют произволом, мерзко, позорно и нагло конструктивные отзывы в НК: администратор поганит и губит в своей душе себя... как-то всё огорчительно в НК...
    Ответить
  • Гость
    23 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить
    • Гость
      23 июня 2020
      Гость
      И если поживём...
      Ответить
  • Гость
    23 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить
  • Гость
    23 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить
  • Гость
    23 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить
  • Гость
    23 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить
  • Гость
    23 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить
  • кипчак
    24 июня 2020
    Порядочные украинцы в Украине вечный объект ненависти и преследований со стороны "патриотических" украинцев, особенно в периоды незалежности. "Патриоты" они какие-то пещерные люди по культуре, манерам и интеллекту (под стать неграм в США), все кто умнее, красивее, лучше, вызывают у них бешенство, зависть и желание мстить, когда правоохранительные органы бездействуют. Зато в церковь регулярно бегают и лоб расшибают в экстазе, изображая веру в Бога, но не видят себя со стороны и не задумываются о последствиях своих действий и поступков.
    Ответить
💬 Последние комментарии
КНИГА
Василий Тертый. Криминальная элита Украины.
ДОЛОЙ КЛЕПТОКРАТИЮ
Клептократия (от «воровать» + «господство, власть»; буквально «власть воров») — правительство, контролируемое мошенниками, использующими преимущества власти для увеличения личного богатства и политического влияния, с помощью расхищения государственных средств, иногда даже без попыток имитации собственно честной службы народу. Для клептократии характерна вертикально интегрированная коррупция.
ДОЛОЙ БАНДОТУ ИЗ ВЛАСТИ
30 лет Клептократии не могли пройти даром. Народу и так нечем платить. И даже ненасытное мафиозное ублюдочное кодло, по недоразумению именующее себя "власть", понимает, что повышать некуда - всё равно получат хрен.
Игбун Хохлов
Помниться как кролик, еще будучи в оппозиции называл тарифы на газ грабительскими и обещал снизить, как только он придет к власти. И вот свершилось! Итого: десятикратное повышение плюс квитанция за доставку. Сало Уронили! Панду гэть! Смерть творогам! Хохлостания - страна победившего маразма.
ПОИСКОВАЯ СИСТЕМА
прошлое кличко-этинзона
ПОИСКОВАЯ СИСТЕМА
прошлое кличко
ПОИСКОВАЯ СИСТЕМА
прошлое кличко