Шоу-бизнесfakty.ua5 окт.

«Сердце! Ковид может «сажать» сердце», — Маричка Падалко

nk_hauz/-mir_to1j8stnsfyhgyp.jpg

Телеведущая Маричка Падалко, которая совсем недавно рассказала собственную историю инфицирования коронавирусом, теперь призывает уже переболевших украинцев не расслабляться, а быть внимательнее к здоровью.

Все трое членов нашей семьи, перенесших ковид, переболели повторно — не коронавирусом, а простудами с признаками ОРВИ. Пока я была сосредоточена на симптомах и лечении коронавируса, я совсем не обращала внимания на то, что делать после него.

Ошибка № 1

«Негативный ПЦР-тест, или даже два, означает «Я выздоровела. Ура!»

На самом деле, отрицательный ПЦР-тест — это отсутствие в организме вируса, отсутствие опасности для окружающих, но это не означает отсутствие его последствий. Болеть дальше (в частности, пневмонией), к сожалению, это характерная картина пост-COVID. Его последствия не проходят так быстро, как после сезонного гриппа.

Подхватить новую инфекцию на ослабленный COVID иммунитет — это очень распространенное явление. У меня после двух дней работы, еще в начале сентября, на выходных вновь поднялась легкая температура и вернулась слабость. Сын, который перенес COVID на ногах, через несколько недель снова имел высокую температуру и лежал 5 дней на антибиотиках.

Вывод один — маска после выздоровления от коронавируса нужна еще больше, чем до. Организм очень уязвим.

Ошибка № 2

«Опять температура? Кашель? Горло? Надо бежать сдавать ПЦР!!! Это повторный COVID?»

Я едва не попала на этот эмоциональный крючок, когда снова заболела дочь, а сын заболел гораздо сильнее, чем во время «коронавируса». Пишу в кавычках, потому что мы у него в свое время его не заметили, а диагностировали пост-фактум (тест на igG), когда в семье был уже положительный тест у его сестры.

От очередных расходов на ПЦР-тест меня спасли посты Тараса Жиравецкого и его взвешенный взгляд на «повторное заражение». Если коротко — его вероятность очень низка, особенно в первые месяцы после перенесенного COVID, пока в крови сохраняются иммуноглобулины G к Sars-CoV2. Клинически подтвердженных повторных именно COVID в мире — мало. Впрочем, люди действительно очень часто вскоре после перенесенной коронавирусной инфекции болеют. Отсюда и активно ширится тезис о «повторном заражении».

Что делать? Не паниковать и не медлить с обращением к врачам в привычный образ. Что примечательно, те двое, которых обошел ковид в семье — мужчина и младшая дочь — не заболели ни на коронавирус, ни на какие другие болезни последнее время.

Ошибка № 3

Это, наверное, самое серьезное мое упущение считать, что после коронавируса вернуться к привычной жизни и к привычным нагрузкам — это так же несложно, как после сезонного гриппа.

Сердце! Я совсем пропустила в погоне за информацией о симптомах и лечении коронавируса предупреждение о том, что COVID может «сажать» сердце. Поэтому нужно ограничить физическую нагрузку после выздоровления на время, а еще лучше сходить на осмотр к кардиологу.

Пока я болела вместе с дочерью, сын после перенесенного коронавируса в это время ежедневно тренировался… Проверили мы ему сердце с большим опозданием. У кардиолога, слава Богу, все было хорошо, а вот на этой неделе на осмотре для школы у семейного врача «вылезла» проба Руфье, которая оказалась значительно худшей, чем в прошлом году,

Родители школьников, которые ежегодно оформляют детям «форму 086», знают, что это за процедура: ребенку меряют пульс в состоянии покоя, затем следует 30 раз присесть и замерить сердцебиение после нагрузки. Плохо, если резко взлетает пульс и не быстро приходит в норму.

О сердце я пишу еще и для всех моих «коллег» по бегу. Вы же и так, наверное, давно не были у кардиолога, потому что нет официальных стартов…

Осложнения и отложенные последствия у каждого будут свои. По своей семье я пока еще вижу падение гемоглобина в анализах, отсутствие того уровня сил и энергии, который был до болезни. Но все возвращается)

Еще немного о том, что нас ждет дальше из того, что мне удалось услышать за последний месяц от разных врачей:

1. Мама-врач из школы моих детей Катя Яроцкая рассказала мне, что ее коллеги в мире склоняются к теории, мне лично очень нравится, и я хочу на нее надеяться: «Каждые последующие пациенты в определенном социуме (в отдельной стране) болеть становится легче. Тяжелее болеют первые пациенты, дальше вирус мутирует, ослабляется и постепенно появляется „коллективный“ иммунитет».