ГУМОВИ НАЦЮЦЮРНЫКЫ ОРАНЖЕВЫХ ПОДЛЮК
Украинаpolitobzor30 марта 2015

ГУМОВИ НАЦЮЦЮРНЫКЫ ОРАНЖЕВЫХ ПОДЛЮК

«Но у последнего подлюки, есть и у того, братцы, крупица русского чувства».

Прежде чем читать украинский перевод «Тараса Бульбы» издательства И. Малковича «А-ба-ба-га-ла-ма-га», в Собрании сочинений, посмотрим на переводчиков, на плоды их неправедных трудов и их «имперских» организаторов.

Авторы «перевода» Садовский, Малкович.

Н. Садовский (настоящая фамилия Тобилевич) актер в амплуа «героя-любовника» – здоровенный, пузатый «дядько» с висячими усами. Играл сначала в Полтаве, потом в Киеве. Тогда же, в начале прошлого века, он сделал свой бесславный, бездарный, справедливо забытый до конца века перевод «Тараса Бульбы». С 1917 года Н. Садовский – украинский националист. В качестве главы «самостийного» театра режиссировал постыдные, опереточные «отчеты» петлюровской Директории перед народом (описаны К. Паустовским в «Повести о жизни»). В 1920 году бежал с поляками и петлюровцами в Галицию.

Иван Малкович выходец с Ивано-Франковщины. Активно изображает из себя украинского националиста. Детский поет, переводчик, издатель. Как один из организаторов «исправления» перевода Тобилевича «Тарас Бульба» - типичный халтурщик. Присуще многим графоманам, ударился в издательское дело. Как переводчик исправлял «простодушного пузатого любовника» везде менявшего слово русский на украинский, Малкович чередует его с казацким.

Прославился Малковыч исправлением своего «дружбана», по ненависти к России - Бориса Немова «хлопотавшего» перед ЧВСом о деньгах на издание переводного Н. Гоголя.

…Презентуя свой оранжево-русофобский опус в Киеве, бывший вице-премьер РФ, щедро списывавший ворованный Юлей газ, получил замечание от самой «А-ба-бы-га-ла-ма-ги». Малкоичу не понравилось то место, где Немцов пишет: «Під час Помаранчевої революції якось зайшов на Хрещатик до Олександра Омельченка, він тоді був мером, і до нас підбігає свідомий хлопець і починає скаржиться Омельченкові: “Безлад, у нас закінчилися презерватии!” Я був шокований. Така демократія в Росії взагалі немислима». (ІБ №14/763.2008р.) Поэт Малкович взвился ястребом: «Свидомый революционер с Майдана» никогда не скажет, по москальски – презерватив, он знает, что название этому изделию – нацюцюрник гумовый»…

Как утверждает душеприказчик Николая Васильевича – В. Ф. Чижов: «Язык Гоголя – чудесный сплав летучего, поэтического малороссийского говора ХIХ века и тогдашнего молодого, сочного, энергичного русского литературного языка». Разве можно вообще его переводить на современный украинский - тяжеловесный, негибкий, хаотично «сформированный в экзыли». При этом отказывать Тарасу Бульбе как и самому Гоголю в Отечестве…

Последуем за А. Воронцовым, сделавшего сегодняшний анализ «перевода».

Тарас Бульба один из самых величественных эпических героев мировой литературы. У Гоголя о нем сказано: «Это было, точно, необыкновенное явление русской силы: его вышибло из народной груди огниво бед». Переводчик меняет в этой фразе одно слово. Но какое слово! «Це був справді надзвичайний вияв української сили”. На этой же странице еще три подобные «правки»! Вместо «вся южная первобытная Россия» «переведено»: «Україна, весь прадавній південь», вместо «широкая, разгульная замашка русской природы» – «широкий гуляцький заміс українськоїнатури”, вместо «как только может один русский» – “як уміє тільки козак”. Это не смотря на то, что в Гоголевских изданиях «Тараса Бульбы» употребляется и понятие «Русь», и понятие «Украина»! Иногда они соседствуют в одной фразе: «с гетьманом и лучшими русскими витязями на Украине»(не «в Украине», замете, как поучают нас теперь). «З гетьманом та найкращими лицарямиукраїнськими”, - не мудрствуя лукаво выводит халтурщик.

А теперь обратимся к тому месту, где Тарас сказал своим воинам слово о славе. Он говорит казакам «золотое слово» о русском товариществе. «Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей».

«… Як на нашій землі, не було ніде!” – закричал из подвала Галиции «перекладач» Малкович.

Тарас: «Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства». А у окатоличеных и ополяченых Тобилевича-Малковича: «… хоч крихта почуття до свого рідного”.

Тарас: “Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество!” Малкович: “… що означає в нашій землі товариство”.

Бульба готовит своих воинов к тому, что многим придется умереть, и не за абстрактную нашуземлю – просто за “нашу землю” не умирают, тем более что запорожцы были уроженцами многих земель. И не за Украину, потому что этих украин - окраин было тогда несчитано, в том числе и в составе Московской Руси, - а за Русскую землю. И говорит он о крупице русского чувства, а не о крупице чувства «своего приватного».

В великую минут великое и чувство должно овладевать человеком. Гоголь основательно изучил опыт мировых эпосов. Глава IХ «Тараса» - одна из замечательнейших в мировой литературе. Перед нами чередой проходят великие герои, в которых вдохнул славу бессмертный Тарас. Они выступают на врага и отправляются прямо в бессмертие. Как это у Гоголя получилось? Один из лучших сегодняшних знатоков творчества писателя Андрей Воронцов заявляет: «Полагаю, им руководило какое-то абсолютное, сверхчеловеческое вдохновение".

«Лыцарей русской славы» на небесах ждет Покровитель, Бог, Распятый на Кресте. Он принимает их бессмертные души. Вот Мосий Шило: «Упал он, положил руку на свою рану и сказал, обратившись к товарищам: «Прощайте, паны-братья, товарищи! Пусть же стоит на вечные времена православная Русская земля и будет ей вечная честь!» Халтурщики «опускают планку»: «… Хай же вічно стоїть Земля Козацька!…”

… Степана Гуску подняли на четыре копья. «Только и успел сказать бедняк: «Пусть же пропадут все враги и ликует вечные веки Русская земля!» Малкович: «Хай же згинуть вороги і лишаєтьсяКозацька Земля!”

… Пуля настигла Касьяна Бовдюга: “Не жаль расставаться со светом. Дай Бог и всякому такой кончины! Пусть же славится до конца века Русская земля!» И понеслась к вышинам Бовдюгова душа рассказать давно отошедшим старцам, как умеют биться на Русской земле и, еще лучше того, как умеют умирать в ней за Святую Веру». Малкович: «… як уміють битися в землі українській…” Халтурщики часто смешивают земли – “козацки” и «украински», что отнюдь не одно и тоже.

Современные «оранжоиды» «переводили», «редактировали», не вчитываясь в поразительный текст Гоголя. Или они как жуликоватые дети бабы Параски: майданные парасюки, со своими жалкими переименованиями, лишь бы угодить дяде Сему и насолить России. Их не трогает потрясающий душу эпос: «И вылетела молодая душа. Подняли ее ангелы под руки и понесли к небесам. «Садись, Кукубенко, одесную Меня! – скажет ему Христос, - ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человек, хранил и сберегал Мою Церковь». Как утверждает А. Воронцов: «Люди у Гоголя умирают за товарищей, за честь, за Веру, а бессовестные литературные гешефтмахеры подчищают их предсмертные слова».

Какому товариществу не изменил Кукубенко? Козацкому? Украинскому? Нет, русскому. Козацкое товарищество, это воинская корпорация со своей этикой. Однако корпоративная этика есть даже у уголовников. У них тоже не принято «выдавать» своих. «Но это не то братцы: любит и зверь свое дитя, - говорит Бульба козакам. – Но породнится родством по душе, а не по крови может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей». Русское товарищество Гоголя выше козацкого, выше украинского, выше любого другого. В нем для героев повести совмещаются земля и небеса, Бог и Родина. Из рядов русского товарищества Господь берет павших героев прямо на небо и сажает одесную Себя. А Сечь, Малороссия, Белая Русь, Московская Русь – лишь физические и духовные сегменты русского товарищества, входящие в него, как курени в козацкое войско.

Это «русское море» (не российское, а именно русское), о котором сказал Пушкин в гениальном стихотворении «Клеветникам России»: «Славянские ль ручьи сольются в русском море? / Оно ль иссякнет? Вот вопрос».

Поэтому предсмертное слово Тараса являются концентрированным выражением всех последних слов павших русских героев. «Прощайте, товарищи! – кричал он им сверху, - Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..»

А вот в каком виде появился монолог Тараса в «переводе» нациков и предлагаемый «Свиньями под Дубом» для печати за деньги РФ.

«- Прощайте, товариство! – гукав він їм з гори. – Згадуйте мене і на ту весну знову сюди прибувайте та гарненько погуляйте!.. Думаєте, є що-небудь на світі, чого б злякався козак!..” И все.

Какая мерзость! Сравнима лишь с запретом фильма А. Бортко «Тарас Бульба» на Украине. Или когда официальная России, а точнее посольство РФ на Украине участвует в судилище над Гоголем поделдыкивая подменам проамериканской, окатоличеной и ополяченой власти Украины. Сказано же в «Тарасе»: «Если свой продаст и пристанет к угнетателям, то тяжелей и горше быть под его рукой, чем под всяким другим нехристом»…

Николай Яременко

1 комментарий

Написать комментарий
  • Вуйко
    30 марта 2015
    А от мені цікаво - якщо американці знімають бойовик про те як українські терористи (солдати з баталіями типу ДНІПРО) продадуть арабським терористам (ігіл) ядерну ракету (хз його знає де взяту) і доблесний американський співробітник спецслужб замочить всіх ворогів з обох сторін ... цей фільм покажуть в українському кінопрокаті? або буде конгвектівний Дісонанс? (передостаннє слово міг написати з помилками)
    Ответить
💬 Последние комментарии
Отож
Верховный Главком - допризывник-уклонист,по сути - дезертир. Но "Мальбрук в поход собрался". Когда 9 Мая посмотрел военные парады 9 Мая,стало ясно,что лучше он назначил бы Главкомом Мендель на полставки.
гость
В 1990ых Дж.Мур обозначил концепцию стратегического планирования бизнес-экосистемы, которая с тех пор широко применяется в сообществе фин. и цифр.технологий. Основное определение взято из статьи Мура "Хищники и жертва: новая экология конкуренции" (англ. Predators and Prey: A New Ecology of Competition).
ЛУНА-2
Её добывали мы кровью. Ковали Победу в боях. Теперь же пытается кто-то Сыграть на солдатских костях. Мы все воевали за Родину. Мы были одной семьёй. Не вытравить чувство гордости За нашу Победу в войне Теперь же её пытаются На Украине отнять. Бандеровской власти выгодно историю переписать. С Днем Нашей ПОБЕДЫ,ребята! Когда- нибудь мы победим И Украину навечно от нечисти освободим.
Шахтёры в куев дошли или нет
Как там украинские шахтёры, до куева дошли? Или им долги по зарплате погасили? Обещались к 10-му мая прибыть, а не слуху ни духу...
е
Ха, ты про ущербную экономику Украины поведать не хочешь? А про Кравчука, Кучму, Юща? Не? А чего? Не плачено?)))
Луна-2
Его не в концлагерь надо Его надо в Хатынь и польский лагерь смерти -Освенцим , чтобы прочувствовал все это а потом уже зиговал нацикам и их прихвостням.
гость
Хлопцям с альтернативки для расширения исторического кругозора. Пушкин А. С. Очерк истории Украины // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Т. 8. Автобиографическая и историческая проза. История Пугачева. Записки Моро де Бразе. — 1978. — С. 98—101. ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЫ Sous le nom d'Ukraïne ou de Petite Russie l'on entend une grande étendue de terrain réunie au colosse da la Russie et que comprend les gouvernements de Tchernigov, Kiov, Harkov, Poltava et Kamenetz-Podolsk. Le climat y est doux, la terre féconde, elle est boisée vers l'occident, au midi s'étendent plaines immenses traversées par les larges rivières et où le voyageur ne rencontre ni bois ni collines. Les Slaves ont de tout temps habité cette vaste contrée. Les villes de Kiov, Tchernigov et Lubetch sont aussi anciennes que Novgorod-Veliki, ville libre et commerçante, dont la fondation remonte aux premiers siècles de notre ère. Les Polianes habitaient les bords du Dnièpre, les Severiens et les Soulitches les bords de la Desna, de la Seme et du Soula, les Radimitchs sur les rivages de la Soge, les Dregovitches entre la Dvina occidentale et le Pripete, les Drevliens en Volynie; les Bouges et les Doulèbes sur le Boug, les Loutichs et les Tiverces à l'embouchure du Dniestre et du Danube. Vers le milieu du 9 siècle Novgorod fut conquise par les Normands, connus sous les noms de Varègues-Rousses. Ces hardis aventuriers portèrent plus loin leur invasion, subjuguèrent tour à tour les peuplades qui habitaient les bords du Dnièpre, du Boug, de la Desna. Les différentes peuplades Slaves qui adoptèrent le nom de Russes grossirent l'armée de leurs vainqueurs. Ils s'emparèrent de Kiov; Oleg y établit le siège de sa domination. Les Varègues-Rousses se rendirent terribles au Bas-Empire et plus d'une fois leur flotte barbare vint menacer la riche et faible Byzaace. Ne pouvant les repousser par la force des armes elle se flatta de les attacher au joug de la religion — l'évangile fut prêché aux sauvages adorateurs de Peroune et Vladimir subit le baptême. Ses sujets adoptèrent avec une stupide indifférence la religion que préférait leur Chef. Les Russes devenues formidables aux peuples les plus éloignés étaient toujours en butte aux invasions de leurs voisins les Bolgars, les Petchenegues et les Polovtsi. Vladimir partagea entre ses fils les conquêtes de ses ancêtres. Ces princes dans leurs apanages étaient des délégués du souverain, chargés de contenir les émeutes et de repousser l'ennemi. Ce n'était pas là comme on voit le gouvernement féodal, système basé sur indépendance des individus et le droit égal au butin. Mais bientôt les rivalités, les divisions éclatèrent et pendant plus de deux cents ans durèrent sans interruption. La résidence du souverain fut transférée dans la ville de Vladimir. Tchernigov et Kiov perdirent peu à peu leur importance. Cependant d'autres villes s'élevèrent au midi de la Russie: Korsoune et Boguslave sur la Rossi: (gouvernement de Kiov), Starodub sur le Babentza (gouvernement de Tchernigov), Strezk et Bostrezk (gouvernement de Tchernigov), Tripol (près de Kiov), Loubny et Chorol (gouvernement de Poltava), Prilouk (gouvernement de Poltava), Novgorod-Seversky (gouvernement de Tchernigov). Toutes ces villes existaient déjà vers la fin du XIII siècle. Tandis que les petits fils de Vladimir le Grand se disputaient entre eux son héritage, et que les peuplades guerrières qui habitaient à l'Est de mer Noire venaient servir d'auxiliaires aux uns et partager les dépouilles des autres — un fléau inattendu vint frapper les princes et les peuples de la Russie. Les Tartares se présentèrent aux frontières de la Russie. Ils étaient précédés de ces mêmes Polovtsi qui chassés de leurs patûrages se refugiaient en foule auprès des princes qu'ils avaient tour à tour servis et dépouillés. Les princes s'assemblèrent à Kiov, la guerre y fut résolue, la multitude accourut de toute part et se rangea sous leurs drapeaux. Georges, grand prince de Vladimir, fut le seul qui ne voulut pas prendre sa part des dangers de cette expédition. L'affaiblissement des apanages était les fruits qu'il en attendait. L'armée des princes réunie aux Polovtsi s'avança contre un ennemi inconnu et déjà redoutable. Des envoyés Tartares parurent sur les bords du Dnièpre au moment où l'armée russe en effectuait le passage. Ils proposèrent aux princes l'alliance contre les Polovtsi; mais ceux-ci usèrent de leur influence et les envoyés furent égorgés. L'armée avançait toujours; cependant les dissentions ne tardèrent pas à s'y élever. Les deux Mstislav, le prince de Kiov et celui de Galitz en vinrent à une rupture ouverte. Arrivé sur les bords de Kalka (rivière du gouvernement de Iekaterinoslav) Mstislav de Galitz le passa avec ses troupes, tandis que le reste de l'armée sous la conduite du prince de Kiov se retrancha sur le bord opposé. Le lendemain (31 mai 1224) l'ennemi parut — et la bataille s'engagea entre l'armée tartare et le corps avancé composé des troupes du prince de Galitz et des Polovtsi. Ceux-ci plièrent d'abord et portèrent le désorde dans les rangs des Russes. Ceux-ci combattaient encore, animés par l'exemple du brave Daniel de Volynie, mais l'orgueil insensé des princes fut cause de leur perte: Mstislav de Kiov n'envoya pas de secours au prince de Galitz et celui ne voulut pas en demander. Bientôt tout fut en déroute, les Polovtsi en fuyant tuaient les Russes pour les dépouiller à la hâte. Les Russes repassèrent le Kalka poursuivis par les Tartares et dépassèrent le camp du prince de Kiov qui, spectateur immobile de leur défaite, comptait encore sur ses propres forces pour repousser les vainqueurs qui bientôt l'entourèrent. Les Tartares entamèrent une négociation à la faveur de laquelle ils s'emparèrent du camp. Le carnage fut horrible. Mstislav et quelques autres princes subirent un sort affreux. Les Tartares, après les avoir liés et couchés par terre, les couvrirent d'une planche et s'assirent dessus en écrasant tout vifs. Ainsi périt une armée naguère si formidable. Les Russes furent poursuivis jusqu'à Tchernigov et Novgorod-Seversky. Tout fut livré aux fer et aux flammes. Tout à coup les vainqueurs s'arrêtèrent et leurs hordes se retirèrent vers l'Est où ils rejoignirent la grande armée de Tchingis-han campée alors en Bukharie." - конец цитаты. прим. Написано Пушкиным в 1831 году. Интерес поэта и переводчика к истории Украины может быть отнесен еще к 1829 г., когда 28 апреля М. П. Погодин писал С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии». В это время печаталась поэма «Полтава», и Пушкин, располагая тогда списком рукописи «История руссов», найденной в 1824-1825 гг., долгое время считавшейся трудом Георгия Кониского и, вероятно, по цензурным условиям не печатавшейся, предполагал подготовить ее к печати и издать; однако работа над подготовкой к изданию этого текста задержалась, а затем и вовсе приостановилась. Следом подготовительной работы над этим памятником остался написанный Пушкиным очерк истории Украины, а также следующий план: Что ныне называется Малороссией? Что составляло прежде Малороссию? Когда отторгнулась она от России? Долго ли находилась под владычеством татар? От Гедимина до Сагайдачного. От Сагайдачного до Хмельницкого. От Хмельницкого до Мазепы. От Мазепы до Разумовкого. Этот очерк и план представляют собою пересказ отдельных мест I-III томов «Истории государства Российского» Карамзина и первых глав «Истории Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. В частности, из труда Д. Н. Бантыша-Каменского целиком выписаны абзацы от слов: «Les Polianes habitaient: до...» «Danube» и изложение событий о разорении половцами Киева и Чернигова. Из «Истории руссов» Пушкин воспользовался периодизацией событий для наброска плана, целиком следуя изложению рукописи «Истории руссов», а не изложению Карамзина и Бантыша-Каменского. Из «Истории руссов», например, взят период «От Сагайдачного до Хмельницкого», которого нет у названных историков.