Больная медицина–4: почему Супрун не прислушалась к Гейтсу?
Здоровье05 марта 2021

Больная медицина–4: почему Супрун не прислушалась к Гейтсу?

Завершить наш медицинский цикл хочу историей, которую рассказал в своей книге Билл Гейтс. Это самый лучший ответ Ульяне Супрун по поводу ее реформы, где она попыталась скрестить главные недостатки американской медицинской системы с неудачными экспериментами в украинском здравоохранении. Вместо того, чтобы встроить все ценное из наследия советской медицины в систему капиталистических отношений.

В книге «Бизнес со скоростью мысли»,  которая посвящена большей частью теме компьютерного прогресса, есть целая глава, в которой основатель Microsoft анализирует недостатки контрактной и страховой медицины в США на реальных примерах.

В частности, Гейтс пишет, что, по оценкам большинства экспертов, из общей суммы ежегодных затрат на медицинское обслуживание в США, составляющей около триллиона долларов, от 20% до 30% тратится на работу с бумагами.  В клиниках эта цифра достигает 40-50%. Яркой иллюстрацией этого является рассказанная им история пожилой американки. Просто не могу удержаться, чтобы не процитировать ее (с небольшими сокращениями):

“Несколько лет назад одного из новых сотрудников Microsoft срочно вызвали в родной штат в связи с тем, что у его матери случился микроинсульт. Когда миссис Джонс (имя изменено) выписалась из больницы, она некоторое время жила у своей сестры, пока сын занимался организацией ее переезда на северо-запад США, поближе к себе: миссис Джонс оправилась от инсульта, но жить одна уже не могла. Здоровье ее ухудшалось, и время от времени ей приходилось снова ложиться в больницу.

В истории болезни миссис Джонс за последние два года ее жизни проявились как лучшие, так и худшие стороны американской системы здравоохранения. Ее добросовестно, с применением самых современных методов лечили более десятка врачей в трех больницах,

расположенных в двух разных штатах. До самой своей смерти, наступившей во сне, миссис Джонс находилась в достойных условиях.

И все же система оказалась далека от совершенства. Когда миссис Джонс выписалась из больницы в первый раз и перебралась к сестре, жившей совсем рядом, в соседнем городе, сбой при передаче информации между ее лечащими врачами привел к осложнению.

Дозировка лекарства, назначенного миссис Джонс первым врачом, должна была постепенно снижаться, но другой врач об этом не знал, и больная продолжала принимать лекарство в прежних дозах, так что, когда она наконец переехала на северо-запад, ее пришлось срочно госпитализировать из-за побочного действия высоких доз препарата. Поскольку истории болезни при ней не было, ряд дорогостоящих анализов пришлось провести заново.

Аналогичная проблема возникла спустя год, когда она оказалась уже в третьей больнице. Последнее трехнедельное пребывание миссис Джонс в стационаре обошлось в 25 тысяч долларов, несмотря на то, что ей не делали никаких дорогих хирургических операций. В какой-то момент врач перепутал ее с другой больной и, передавая дела своему коллеге, сказал ему по телефону, что ее последняя госпитализация была ошибочной. А между тем дело происходило менее чем за неделю до смерти больной.

Несмотря на старание родных разобраться во всех тонкостях работы медицинских и социальных служб, то и дело возникали все новые проблемы. Сын и невестка миссис Джонс, сменяя друг друга, обзванивали различные учреждения и выстаивали в них многочасовые очереди. Одну из клиник пришлось целый год убеждать в том, что вновь и вновь присылаемые ею счета давно оплачены.

К лечению миссис Джонс было причастно столько врачей, больниц, аптек, служб ухода за больными, государственных и частных агентств, что объем бумажной документации достигал невообразимых масштабов.

В командировки сыну миссии Джонс приходилось брать с собой дополнительную папку для текущей документации, связанной с лечением матери. Закончив работу, он старательно приводил в порядок счета, помечая их с помощью цветных этикеток: синие этикетки он наклеивал на счета, входившие в стоимость бесплатного обслуживания, желтые – на счета, предназначенные для частных страховых компаний, красные – на те, что были выставлены  ошибочно, и, наконец, зеленые – на счета, прошедшие всю длинную цепочку учреждений и готовые к оплате.

Представим себе, сколько народу было вовлечено во всю эту бумажную волокиту. На каждого врача или медсестру, непосредственно занятых лечением его матери, приходилось не меньше десятка служащих в самых разных организациях – врачебных и больничных офисах, аптеках, органах социального обеспечения, службе бесплатной медицинской помощи, страховых компаниях.

Всего одна неделя лечения больного в стационаре порождает до сотни страниц бумажных документов. Картина усугубляется тем, что около 13% из ежегодно выставляемых 1-2 миллиардов счетов возвращаются по причине их ошибочности.

С переводом системы здравоохранения США на контрактную модель

обслуживания, что было вызвано стремлением пресечь злоупотребления, снизить стоимость и обеспечить стабильность и высокое качество обслуживания, объем и сложность бумажной работы резко выросли.

В рамках этой модели органы обеспечения бесплатного медицинского обслуживания и частные страховые компании заключают с врачами контракты по предоставлению определенных медицинских услуг по фиксированной цене: 1000 долларов за удаление аппендикса, 15 долларов за инъекцию антибиотика и т.д.

Врачи понимают необходимость контроля расходов на лечение, но сетуют на огромное количество инструкций и вмешательство в их работу со стороны чиновников всех уровней. Они озабочены тем, что их ограничивают в выборе средств лечения, а это может сказываться на его качестве.

Надо отметить, что они и сами порой усложняют дело, подходя к историям болезни пациентов как к коммерческой документации, а к коллегам – как к конкурентам, с которыми не принято делиться подобной информацией” (конец цитаты).

P.S. Из всего сказанного выше можно сделать простые выводы. Спасение утопающих, как и лечение заболевших – их рук дело. Рынок дает пациенту возможность выбора. Не всегда этот выбор правильный. Но, как правило, он всегда дорогостоящий. Иногда на кону оказывается не только состояние организма, качество жизни, но и сама жизнь. Лечение – порой смертельная лотерея, которую нам продают с улыбкой. 

Галина Акимова

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Канцлер Германии
И отключи от газа, хахаха )) Такой долбоеб, а решает отключить все из-за Украины. Европа не видит, что происходит в Украине!!!
кипчак
США сказали, что они пример демократии и всего-всего лучшего в подлунном мире, во и верьте, нечего копаться каким способом, для чего и почему. Не пытайтесь повторить - что позволено Юпитеру, не позволено быку, быстро рога обломают.
е
Елена, так что там с Законом на Украине в контексте данной статьи? Где ответ????
кипчак
Да, похоже, что стерненки это уже не люди, а инструменты(украинского разлива) в руках коварных америкашек. Таких они штампуют и финансируют с давних пор для определенных подрывных целей в разных регионах, с разными заданиями и под разным соусом, как исламских террористов, например. На местах подключаются также местные олигархи, воюющие между собой. но последнее слово всегда за США. Про Стерненко, если не ошибаюсь, говорили, что он нештатный сотрудник то ли СБУ, то ли полиции, как и про некоторых других убийц, которых никак не получается привлечь к ответственности, т.е. все они так или иначе под контролем и патронатом США. Не новых же диверсантов и наемных убийц каждый раз готовить.
Гость
Именно такие и нужны Держдупу, Она за деньги от них получает.
Нихт Ферштеен
И отключить Европу от российского газа, пусть дохнут
кипчак
Я еще понимаю принципиальных нациков, которые не читали книг на русском, не смотрели детское кино на русском, не говоря о чем-то более интеллектуальном, что привело к отставанию в развитии, а не только йододефицит, но чем объяснить поступки Зе? Каждый нормальный ребенок в СССР, с большим интересом и наслаждением читал про Незнайку, Чипполино, Буратино - там в и весело и введение (азы) познания несправедливого и жестокого капиталистического мира. Но, чтобы умных становилось все меньше, придумали украинскую цензуру и объявили войну русскому языку и литерартуре(даже переводной) и стада баранов будут множиться теперь уже по всей территории Украины, а мозги детям засирают сказками про однополых принцев и принцесс.. Остается надеяться, что не долго или не на всей территории.