Хроники медреформы-2. Английский доктор
Здоровье03 июня 2020

Хроники медреформы-2. Английский доктор

Продолжаем рассказ о скрытых «болезнях» медреформы, которые стали проявляться после 1 апреля. Мы уже останавливались на проблеме «изгнания» преподавателей медицинских вузов и научных сотрудников мединститутов из больниц, где они лечили пациентов. Еще одна проблема – это подготовка будущих врачей. Что должен знать выпускник мединститута – свою специальность или английский язык? По реформе Супрун – язык.

По традиции медицинские учебные заведения подчинены не Минобразования, а Минздравоохранения. Минздрав назначает ректоров этих вузов (из-за чего были большие скандалы в Киеве и Одессе), фактически утверждает программы и планирует госзаказ. Другими словами, считает, что платит и потому заказывает музыку.

Ульяна Супрун, как гражданка США, выросшая за океаном, не могла понять, почему многие украинские врачи, даже светила не владеют английским языком на высоком уровне. Действительно, почему? Наверное, им надо было не латынь грызть и не специальность свою изучать, а совершенствовать английский?

Особенно это болезненная тема для людей старшего поколения. У хорошего врача нет времени чаю выпить, а не то что иностранный язык штудировать. При этом в Украине делают уникальные операции в совершенно аскетических условиях. Принимают тяжелые роды в сельской местности, можно сказать, на ощупь. Наконец, как показал опыт боевых действий на Донбассе, наши, не знающие английского языка, врачи и медсестры делали невозможное в полевых условиях, используя нередко только подручный материал.

Извините, но то же самое происходило по ту линию фронта. Там тоже полевая медицина спасала жизни своих бойцов. И надо сказать, что это тоже – наша украинская медицина. Очень многие известные врачи закончили, например, Донецкий мединститут. Это я не о сепаратизме, а о качестве образования.

Но вернемся к проблеме английского языка. Официальная позиция Минздрава при Супрун была такова, что его незнание резко ограничивает украинскую медицину в развитии. Доктора не могут посещать семинары за рубежом, где требуется знание языка, читать иностранные журналы без перевода.

Это, может быть, и так. Но для повышения квалификации наших докторов есть огромное количество консультантов и коучей, прошедших выучку за границей, которые все расскажут и переведут, но в районную больницу на тяжелую, неприятную, неэстетичную работу практикующего врача не пойдут. Ни за какие деньги.

А зачем? Проводить образовательные семинары в чистом современном помещении гораздо приятнее, чем возиться с инсультными стариками, искалеченными жертвами ДТП или умирающими от рака пациентами в условиях совкового ремонта и одного туалета на этаже. Лежала в обычных больницах, знаю, о чем говорю.

Поэтому с точки зрения жизнеспособности украинской медицины ей нужны фанатики. С точки зрения западного менеджмента – материал для экспорта. Действительно, обязательное требование – проведение с 2020 года экзамена по профессиональному (!) английскому языку – это первый шаг к созданию “банка данных” медработников, которых можно переманить за границу. На не самые привлекательные должности.

Не секрет, что западная медицина дефицитна в части сестринского и низового докторского персонала. Высокооплачиваемую престижную работу наши партнеры, разумеется, оставляют для своих. А для наших безденежных ребят, которые отпахали годы учебы в медвузе, выбор – или отправляться в село (районную больницу) начинающим доктором без практики, или то же самое делать за границей – очевиден.

На эту мысль меня натолкнула “вторая часть марлезонского балета”: помимо обязательного английского (на опять-таки, подчеркиваю, профессиональном уровне), нашим выпускникам медвузов пытались навязать Международный экзамен по основам медицины, известный как IFOM. В обязательном порядке!

Что здесь не так? Объясняю. Американский экзамен IFOM используется в разных странах в индивидуальном порядке студентами или так называемыми клиническими учреждениями (клиниками, научными центрами, вузами), чтобы доказать соответствие своей квалификации международным стандартам.

По большому счету, это нужно тем специалистам, которые мечтают о работе в составе международных организаций в любой точке мира, и медицинским структурам, которые хотят сесть на медицинские гранты ООН, USAID и прочих образовательных программ.

Другими словами, если вы доктор-инфекционист и мечтаете поехать в Африку исследовать лихорадку Эбола на деньги ВОЗ или лечить детей Азии от чесотки по программам ЮНИСЕФ, то сдайте IFOM. И тогда вы попадете в базу данных, откуда вашу фамилию смогут “выковырять” и предложить вам подобную работу.

Правда, американцы как люди практичные установили не только доминанту своей валюты (доллара) в мире, а и монополизировали тесты для экзамена IFOM. Просто так их никому не дадут. Чтобы получить сертификат, нужно все юридически оформить и официально закупить тестовые программы. Писали, что для реализации идеи Супрун – полного тестирования всех украинских выпускников медвузов по системе IFOM нужно заплатить американской фирме-посреднику, которая сертифицирована для предоставления тестов, около $600 тыс. И то для начала.

При этом специалисты утверждают, что ни в одной развитой стране мира обязательный экзамен будущих медиков по системе IFOM не проводился. За исключением Коста-Рики, которую выводит из кризиса экс-министр финансов Украины Наталья Яресько, Панамы, Омана и кого-то еще. Это те бедные страны, где велико влияние международных грантовых организаций.

В Европе такие экзамены не проводятся, потому что тестовые задания не соответствуют содержанию учебных программ их университетов. Они там себя и свои программы уважают. Нам же предлагалось сдавать тесты по одним программам, а обучать по другим. А потом дико удивиться, почему пробное тестирование по основным наукам в марте этого года показало достаточно низкий (около трети правильных ответов на тесты) уровень знаний.

А чему удивляться? Если вы учили чешский язык, а экзамен сдаете по польскому, то можно и ошибиться. Да, наши программы не унифицированы с американскими, наша система обучения другая и преподаватели другие. Скажу больше, у нас и страна другая. Плохо это или хорошо, нет смысла обсуждать. Факт есть факт.

Нужно ли переучивать преподавателей с привычных программ на новые? А тех, которых “новым штукам не научишь”, менять на более продвинутых молодых? Не уверена. Более того, повторюсь, что украинской медицине нужны в первую очередь фанатики, которые всей душой любят свое дело. Они могут передать студентам важные секреты медицинской профессии, но не смогут подготовить к независимому (по сути, американскому) международному экзамену.

Что в сухом остатке? Пока сдачу профессионального английского отложили. Мотивируя тем, что в украинских медицинских вузах учится много иностранных студентов из стран, где базовый язык не английский, а французский, португальский, испанский. Они не за то платили.

Обязательный экзамен IFOM на 2020 год тоже отложен, потому что воспротивились иностранные студенты из неанглоязычных стран, подключили посольства и международные агентства, которые направляют их в вузы. Но в целом вопрос завис в воздухе. Нам нужен хороший врач или “спикающий” на инглише? На самом деле это не одно и то же.

Галина Акимова

Написать комментарий